Поиск по сайту

Извлечь пользу из ошибок

07.11.2017

Афера с созданием сети 22 финансовых пирамид, действовавших в форме кредитных потребительских кооперативов («фондов сбережений») – одно из крупнейших инвестиционных мошенничеств 21 века в нашей стране. Конечно, шесть миллиардов – это не рекорд. Например, забалансовые вклады в Мособлбанке «потянули» на 76 млрд рублей. Однако по уровню организационного размаха, наглости, с которой создавалась мошенническая сеть, пожалуй, «фонды сбережений» не имеют себе равных.

Хорошо, конечно, что преступная группа раскрыта. По всей видимости, все ее основные участники понесут заслуженное наказание. Однако сам факт «увода» у граждан через систему потребительской кооперации столь крупных сумм не может расцениваться иначе как серьезный провал национальной системы противодействия финансовому мошенничеству. Анализ произошедшего, безусловно, будет проводиться всеми заинтересованными сторонами, мы же сегодня хотим обозначить самые общие проблемы, которые высветила эта история.

В сфере надзора. Вряд ли можно, говорить, что история с «фондами сбережений» была совершенной неожиданной для регулятора. Банк России еще год назад фиксировал, что 16% обнаруженных финансовых пирамид создается в форме КПК. То есть, имеются ввиду компании, которые включены в реестр Банка России, за деятельность которых регулятор несет ответственность.

Конечно, законодательство в сфере кредитной кооперации у нас либеральное и единственное серьезное ограничение при создании КПК состоит в том, чтобы в управлении не было людей с неснятой судимостью. Но, ведь, в данном случае открыто создавалась крупная сеть КПК примерно в одно и то же время, с идентичными названиями. Сеть изначально позиционировала себя в отношении к частным пайщикам как компания для доходного размещения гражданами своих денег. В результате она аккумулировала очень значительные средства граждан, но никаких шагов, чтобы снизить риски частных инвесторов, регулятор не предпринял, а, возможно, и не мог предпринять.

Но здесь возникает вопрос. Банк России очень решительно борется с недобросовестным поведением участников рынка в банковской сфере, в последнее время активно реорганизует отечественное микрофинансирование и некоторые другие сегменты финансового рынка. При необходимости ЦБ РФ добивается в достаточно короткие сроки необходимых изменений в нормативно-правовой базе. Однако сфера КПК, которая уже давно является одной из самых сложных для контроля и рискованных для потребителей, оказалась пока вне реформирования.

Несколько месяцев назад Банк России опубликовал консультативный доклад о возможности формирования национальной системы гарантирования сбережений граждан на рынке кредитной кооперации. Однако до сих пор нет никакой информации относительно результатов проведенного обсуждения.

Остается надеяться, что в самое ближайшее время ЦБ РФ опубликует собственные планы в сфере кредитной кооперации. Думаю, что волевые решения регулятора по формированию системы гарантирования могли бы способствовать постепенному восстановлению доверия к этой непростой отрасли финансов.

Контроль СРО. Представители профессионального сообщества часто говорят о тяжести надзора ЦБ РФ, об избыточности и ненужности формирования национальной системы гарантирования сбережений. В частности, они обращают внимание на то, что у СРО итак есть компенсационные фонды. Однако практика показала почти полную неэффективность созданной в СРО системы гарантирования. Всего в 6 случаях банкротства КПК гражданам удалось получить хоть какую-либо компенсацию. И практически ни разу компенсация не оказалась полноценной.

В сложившейся ситуации восстановить доверие граждан к отечественной кредитной кооперации без создания национальной системы защиты сбережений, невозможно. Обращаем внимание, что все 22 мошеннических КПК до последнего момента своего существования оставались полноправными членами саморегулируемых организаций. Ни в одном случае СРО не смогло ограничить опасную деятельность своих членов или предупредить о рисках пайщиков.

Серьезный вопрос остается к правоохранительным органам. Да, им удалось разоблачить преступную группу. Однако обратите внимание, что уголовное дело было открыто по двум статьям, в том числе по статье 172.2 «организация деятельности по привлечению денежных средств населения». Эта «антипирамидная» статья заработала полтора года назад. Она стала результатом многолетних усилий законодателей, и ее смысл состоит в том, чтобы пресекать деятельность пирамидостроителей на ранних этапах, до того, как появятся пострадавшие.

В данном случае получилось все совсем не так. С мая по август текущего года были закрыты все подразделения преступной сети. Пайщики безуспешно пытались получить свои вложения. Последовали многочисленные обращения в правоохранительные органы. И в этой ситуации открывается дело по статье, которая создана для превентивного реагирования.

Если у следственных органов еще в ходе «хозяйственной» деятельности «фондов сбережений» были основания подозревать, что собранные с граждан средства не инвестируются, то почему они не применили статью 172.2 раньше, сократив потенциальные потери пайщиков? Создается впечатление, что задержка в предъявлении обвинений сделана в целях сбора доказательной базы для разоблачения преступной группы. Однако такой подход может быть оправдан только в том случае, если следственные органы контролировали и контролируют средства, которые преступники украли у граждан, и имеют стопроцентную возможность их вернуть пайщикам.

Остается надеяться, что с преступников удастся взыскать необходимые для компенсаций пострадавшим средства, а сама история с «фондами сбережений» окажется для нас полезным уроком.


Возврат к списку