Поиск по сайту

Фонд спасения имени OneCoin?

14.10.2020

Как сообщает украинский интернет-ресурс «Фориншурер», группа пострадавших криптоинвесторов проекта OneCoin готовит обращение в Европарламент о необходимости создания страхового компенсационного фонда. Деньги, аккумулированные в Фонде, будут использоваться для компенсации ущерба, нанесенного гражданам криптомошенниками. Инициаторы предлагают направлять в Фонд будут одну десятитысячную процента со всех криптовалютных транзакций, совершенных на территории ЕС.

Представители пострадавших признают, что их предложение не может быть принято и реализовано в ближайшее время. Для того, чтобы начать собирать деньги на помощь пострадавшим криптоинвесторам, для начала надо определиться с правилами игры на крипторынке. Сегодня таких правил в Европейских странах нет. В планах ЕС разработать единый подход к регулированию криптоактивов к 2022 году. Также надо понимать, что созданный в будущем фонд не будет рассчитаны на помощь инвесторам, пострадавшим до начала его формирования.

Более того, вряд ли фонд помощи жертвам криптомошенникам сможет быть использован в будущем для случаев, аналогичных OneCoin. Дело в том, что данный проект, по всей видимости, был не криптовалютным.

В 2014 году два болгарских авантюриста (брат и сестра Игнатовы) предложили инвесторам «современный» путь к обогащению – приобрести за обычные деньги токены. К этим токенам в придачу инвесторы получали … курсы финансовой грамотности – инструкции к обогащению с помощью OneCoin. В последствии токены можно было обменять на определенное количество «Ванкоинов». Для этого необходимо было передать токены для «майнинга» организаторам. Через определенное время «Ванкоины», действительно появлялись в личных кабинетах инвесторов, и действительно за несколько лет их курс вырос в тысячи раз. Дело в том, что как стоимость билетов МММ в 1994 году определял Сергей Мавроди, так и курс OneCoin «назначался» Ружей и Константином Игнатовым. Если сегодня перемножить количество выпущенных и реализованных «Ванкоинов» на их «курс», то общая капитализация «монеты» примерно в 5-6 раз превысит общую капитализацию всех остальных криптомонет в мире.

Однако если в первые годы реализации проекта теоретически у инвесторов еще была возможность обменять хотя бы небольшую часть монет на обычные деньги, то с 2017 года движение позволялось только в одну сторону – можно было только купить токены. Здесь не было никакого распределенного реестра для учета операций с этими странными криптомонетами. Все данные о монетах и их владельцах содержались на сервере организаторов, там же они и «майнились». Возможность обмена OneCoin на нормальные деньги была только на одной площадке, созданной и контролировавшейся организаторами.

Авантюра была проведена на высочайшем организационном уровне. Несмотря на то, что национальный надзорный орган Болгарии еще в 2015 году признал проект крайне опасным и официально заявил об этом, а через год появился целый ряд разоблачительных материалов и заявлений национальных регуляторов многих стран мира, деньги активно собирались вплоть до 2019 года. За это время, по оценкам экспертов, «Ванкоинов» было продано почти на 15 миллиардов долларов. Две трети денег внесли китайские-горе-инвесторы. Особую популярность «болгарские криптомонеты» получили в развивающихся странах (Уганда, Монголия, Лесото и др). Впрочем, они оказались востребованными и в некоторых вполне себе развитых и, вроде, финансово грамотных европейских странах, например, в Финляндии.

Эксперты полагают, что никакого алгоритма OneCoine, никакого майнинга не существовало – была лишь игра с цифрами на сайте организаторов и в личных кабинетах инвесторов, которые в течение длительного времени были убеждены, что коины их по-настоящему обогащают.

В прошлом году в Калифорнии по обвинению в мошенничестве был арестован Константин Игнатов, а его сестра Ружена, которая, по всей видимости, была главным инициатором криптоавантюры, находится в международном розыске.

Сегодня вся надежда обманутых криптоинвесторов на полицию, которая должна найти не только Ружену Игнатову, но и деньги. Будущий компенсационный фонд для криптоинвесторов, который через несколько лет может создать ЕС, им очевидно не поможет. Однако тот факт, что на этапе разработки нормативно-правового регулирования рынка криптовалют со всей серьезностью поднимается вопрос о создании компенсационного фонда, можно только приветствовать. В нашей стране сегодня мы наблюдаем уже третье массовое оживление розничного рынка ценных бумаг, в который вовлекаются миллионы россиян, однако возможность создания компенсационного фонда для инвесторов на рынке ценных бумаг остается прожектом. Что касается криптоинвестиций, то в этой сфере создание компенсационной системы даже не обсуждается.


Возврат к списку